Архив газеты "Магнитогорский метал" за март 1960 годa » Газета «Магнитогорский метал» № 27 (3110) от 4 марта 1960 года.

Любят книги в механическом

Пятница, Март 4, 1960

Ежемесячно я по два раза бы­ваю в основном механическом це­хе. Здесь я продаю трудящимся цеха художественную и техниче­скую литературу от Книготорга № 1. Хотелось бы сказать не­сколько слов об этом коллективе, с которым я имею связь уже больше года.

Прежде всего нужно отметить то, что администрация и руково­дители общественных организаций цеха придают этому вопросу боль­шое значение. Здесь меня всегда хорошо и приветливо встречают. Книги я продаю в просторной це­ховой библиотеке, что очень удоб­но для меня, Б работе всегда ак­тивно помогает библиотекарь Аза Лорман. Да и ребята, как только узнают, что прибыли книги, обя­зательно помогут перенести их в библиотеку.

Но особенно отрадно сказать о том, что здесь очень любят книги. Правда, покупатели придирчивые. Они не довольствуются кое-чем, как говорят, не берут то, что под руку попадается. Это-то как раз и хорошо. За время работы здесь я хорошо узнала вкусы книголюбов этого цеха и по возможности ста­раюсь удовлетворить их запросы.

Большим спросом здесь пользу­ются произведения классической литературы и в особенности кни­ги русских писателей-классиков.

Любят здесь также и историче­ские романы. В этот день особен­но много было куплено двухтом­ников В. Язвицкого «Иван III государь всея Руси».

Интересуются покупатели и но­винками русской и иностранной литературы, покупают книги из­вестных зарубежных писателей.

Часто ребята и девушки, да и пожилые рабочие просят меня на следующий раз привезти ту или иную книгу и я, если есть такая возможность, обязательно выпол­няю их просьбу. Особенно часто заказывают техническую литера­туру.

Нина ВОЛКОВА.

Так подтверждать свое слово

Пятница, Март 4, 1960

Перекрыть прошлогодние успе­хи, сварить во втором году семи­летки 280 тысяч тонн стали — та­кое задание поставили перед собой мартеновцы шестой печи второго цеха. Под руководством сталеваров

В. Пряникова, Н. Кокосова, В. Лычака и П. Макагонова здесь во всех печных бригадах идет настой­чивая борьба за перевыполнение обязательства, за овладение новы­ми рубежами борьбы за металл.

На ленинской вахте коллектив печи не только отлично завершил февральское задание, но и значи­тельно перевыполнил программу двух месяцев. Более тысячи тонн сверхплановой стали в феврале, 2759 тонн металла сверх двухме­сячного задания — таков итог тру­да слаженного коллектива.

Еще упорней и настойчивей бо­рются сталеплавильщики за новые успехи в марте.

Мракобесы-убийы

Пятница, Март 4, 1960

Иван Бородин крестился перед огромной иконой, молил прощения за грехи. А грехи тяжкие: за каж­дый по уголовному кодексу следо­вала тюрьма. Не раз он избивал дряхлого старика-отца, избил род­ного брата Михаила так, что он после этого прожил всего месяц. Ударил обухом соседа шофера, выплеснул чай в лицо конюху Ни­колаю Анисимову, ударил брига­дира Жемчугову.

Черные мысли, словно черви, ко­пошились в голове Бородина. Страх перед ужасами ада не да­вал ему покоя. В библии он про­читал о том, как Авраам готовил­ся принести в жертву своего сына Исаака.

Змеей заползала мысль: «Надо отдать в жертву богу своего сы­на, умертвить его». Но как убить сына? Как отнесется к этому же­на, мать детей, Надежда?

Иван стал готовить жену к пре­ступлению. Первый сеанс был при­митивен до глупости. Жена долж­на была около часа лежать с за­ложенными за спину руками, мол­чать и не шевелиться, не подавать никаких признаков жизни, что бы не случилось, какие бы ужасы ей не пришлось видеть и слышать.

Это испытание жена выдержала.

Потом Иван стал на колени пе­ред иконой с двумя лампадами, а Надежда, возложив ему на голо­ву открытое евангелие, читала вслух о покорности воле божией.

Вскоре Иван был уверен, что жена не проронит ни одного сло­ва, что бы он не сделал с сыновь­ями.

И вот настал роковой день — суббота. Ленька вернулся из шко­лы рано. Мальчик замечал, что в последние дни отец как-то необы­чайно ласков, разрешал ему брать свои столярные инструменты. И Ленька сделал неплохой сквореч­ник. Но жить скворцам в нем не пришлось. Когда скворечник был повешен на дерево, пришел дядя Павел, брат отца, спилил дерево и скворечник рухнул на дорожку.

Вышел отец. «Правильно, — ска­зал он, — ветви огород затемня­ли», Сказал и раздавил сквореч­ник хромовым сапогом. Ленька сглотнул слезу, но смиренно ска­зал:

Папа, ты дашь мне завтра пилу?

А зачем, сыночек?

—Жаль скворушек, я новый до­мик сделаю.

Дам, дам, иди гуляй! Не ме­шай нам, мы с матерью молиться будем.

До позднего вечера играл Леня с соседским мальчуганом Витей и при прощании сказал:

Витя, мне домой пора! Завт­ра рано, рано прибегу, опять иг­рать будем.

Через несколько минут Ленька давился за столом надоевшей су­хой картошкой.

Пост, — строго говорил отец.

Поужинав, Ленька лег в свой тесный уголок, а братишка за­брался на русскую печь.

Ребята заснули быстро и крепко. В грязной избе исступленно пока­чивается на стене в такт покло­нам зловещая тень. Надежда ле­жит на кровати с заложенными за спину руками. Муж молча снима­ет полотенце, переносит семилет­него Васю к ней на кровать и, пе­рехватив полотенцем горло ребен­ка, приглушает лапищей его тон­кий голосок.

И тут руки палача ослабли. Мо­жет быть, в нем проснулся чело­век? Нет. его встревожило другое. Иван подошел к лампадам и, за­гадав на каждую из них по сыну, дунул: которая погаснет, тому и сыну гаснуть. Погасла правая лам­падка—старший сын. Душегуб по­ложил Васю на печь и шагнул к старшему.

Папа, папочка… — Только и успел крикнуть Ленька. Маленькое тельце забилось в судорогах, но изверг-отец привязал концы жгу­та к спинке кровати, стал за ноги крутить тело ребенка до тех пор, пока не свисла головка.

Но вдруг сверкнула мысль — за убийство будут судить. В стра­хе за свою шкуру Иван стал де­лать сыну искусственное дыхание. Жизнь медленно возвращалась в ослабевшее тело ребенка. Тут ду­шегуб взглянул на икону, одна лампадка не горела. Вновь мрако­бесие взяло верх.

И снова слышится душераздира­ющий хрип ребенка. Затем снова искусственное дыхание, снова ру­ки на горлышке, и жизнь в сла­беньком тельце навсегда погаше­на.

Мать робко говорит изуверу:

Зачем сына, лучше бы меня.

Богу надо невинного, а ты грешница. Молись! Бери сына и неси его в сени.

Надежда понесла удушенного ребенка. За нею шел Иван.

На рассвете душегубы-родители нарядились по-праздничному на­правились в церковь докладывать богу о своей жертве. Двери церк­ви еще были закрыты. Тогда они направились к хромому старику, который советовал нм принести а жертву сына.

Когда убийце предложили сесть в милицейскую машину, он трога­тельно простился с братьями, те­тушкой. Жена, прощаясь, сказала: "Не простудись, подожди, пальто вынесу".

Кровь холодеет в жилах, когда разговариваешь с Надеждой, от которой отобрали в детский дом и второго сына. Религиозный фана­тизм лишил ее святого чувства материнства.

Трагедия в селе Глазатове Ка­лининской области говорит о том, к каким тяжелым последствиям может привести религиозный фа­натизм, если не вести боевой ан­тирелигиозной работы.

Недавно убийц судила выездная сессия Калининского областного суда.

Мы свято следуем нашим законам и требуем сурового нака­зания супругам Бородиным, — гневно говорила за заключитель­ном судебном заседании Прас­ковья Александровна Лоцма — 75-летняя женщина, бывшая тка­чиха. Она выступила от имени на­рода. И все, кто находился в пе­реполненном зале Кашинского До­ма культуры, с горячим одобрени­ем встретили ее слова.

Суд приговорил убийц к высшей мере наказания — расстрелу.

(Из калининской газеты «Смена»).

Задерживают чертежи

Пятница, Март 4, 1960

Проектному отделу комбината еще в начале февраля было вы­дано УКСом задание на разработ­ку рабочих чертежей постой управления шлепперами и расши­рения поста управления № 2. Од­нако долгое время проектный от­дел не приступал к этой работе.

На наши вопросы о том, как идут дела с этими чертежами ру­ководитель группы сектора ме­таллоконструкций т. Калугин от­вечает:

— Делаем…

Однако срока окончания проек­тирования не называл да и не мог назвать, так как в первой по­ловине февраля этим никто не за­нимался. Наконец, 21 февраля т. Калугин пообещал изготовить чертежи к 27 февраля. Но 25 он уже сообщил, что чертежи будут готовы 29 февраля. Когда мы в назначенный день пришли в про­ектный отдел, чертежи были дале­ко еще не готовы. Разговаривая г проектировщиками, мы убедились, что не только 27, но и 29 фев­раля работа не будет выполнена.

Дело вот в чем: первую полови­ну февраля чертежи вообще не разрабатывались, затем всю эту работу поручили одному конструк­тору и только с 27 февраля над разработкой чертежей стали рабо­тать трое. Результат — чертежи не готовы и 2 марта. А ведь по этим чертежам к 12 марта надо в котельно-ремонтном цехе изгото­вить металлоконструкции, в слу­чае задержки которых хотя бы на один день, монтаж их задержится на 20 дней, так как ставить пост управления можно только во вре­мя ремонта стана.

Так из-за халатного отношения к серьезному заказу работниками проектного отдела может быть на полмесяца задержан пуск первого шлеппера.

Г. ИСУПОВ, начальник комсомольского штаба на строительстве нагревательной печи № 4.

Пять новых кружков

Пятница, Март 4, 1960

В коллективе копровиков все больше увеличивается тяга к зна­ниям. В существующих кружках партийного просвещения выросло число слушателей, создаются но­вые кружки.

Во время одной из бесед на се­верном участке секретарю парт­бюро т. Курдюкову было высказа­но предложение: организовать кружок по изучению вопросов те­кущей политики.

Много интересных событий происходит. И хорошо бы погово­рить об этих событиях при руко­водителе, который мог бы обоб­щить, помочь сделать выводы из прочитанного нами в газетах.

Недавно на северном участке был создан такой кружок. В него записалось 25 беспартийных това­рищей. Пропагандистом этого кружка партийное бюро утверди­ло мастера Ш. М. Вассермана. Точно такой же кружок создан и на южном участке. Им руководит начальник участка коммунист т. Кудрицкий И. К.

С каждым рабочим, ставшим потом слушателем, прежде чем за­писать в кружок, беседовали чле­ны партийного бюро, пропагандис­ты.

Наша задача состоит в том, — говорит секретарь партбю­ро т. Курдюков,— чтобы все то­варищи сознательно брались за повышение своих политических и экономических знаний, и чтоб ни коммунисты, ни беспартийные не остались в стороне от учебы.

В цехе создаются еще три кружка по конкретной экономике. Сейчас идет подбор пропагандис­тов.

А. БИБАРСОВА.

К Международному женскому дню

Пятница, Март 4, 1960

В этом году мы решили тор­жественно отметить праздник 8-е марта. Ведь исполняется пятьдесят лет со дня организации Междуна­родного женского дня. Интересный содержательный доклад готовит инженер-механик г. Колбина. Уча­стники художественной самодея­тельности давно уже начали ре­петировать новую концертную программу. Как всегда, остроумным будет конферанс сортировщика Василия Ракова. Рез­чик Леонид Череженов выступит со стихотворением «Матери-От­чизне». Танцевальный коллектив из 18 человек покажет несколько народных танцев. Участники драматического кружка готовят пье­су Ульяненко «Угар».

Н. МИТРОШИН, заместитель председателя профсоюзного комитета сортопрокатного цеха.

Передовой производственник

Пятница, Март 4, 1960

Внимательный взгляд, четкие, уверенные движе­ния у слесаря-инструментальщнка Александра Юр­кова. Посмотрите, как со­средоточенно вглядывается он в деталь, которая изго­товляется на этом автомате. В можно быть уверенным, что деталь выйдет высокою качества.

Не так уж. давно демоби­лизовался Александр из ря­дов Советской Армии. Как это видно на снимке, он и

Сейчас еще не. расстается с армейской фуражкой. За короткое время Юрков хо­рошо освоил профессию слесаря-инструментальщика. В этом ему Помог опыт — ведь он до ухода в Армию работал здесь же, в цехе куста проката,— по­мощь товарищей.

Сейчас А. Юрков один из лучших слесарей-инструментальщиков в цехе. Нор­му свою он ежедневно вы­полняет на 140 и более про­центов. И качество работы при этом хорошее.

Учатся многие

Пятница, Март 4, 1960

В листопрокатном цехе рабо­тают шесть кружков сети партий­ного просвещения. В них за­нимается семьдесят четыре чело­века. Интересно проходят занятия у пропагандистов тт. Гончарова, Петрова, Васильева. Но на рабо­чих собраниях, сменно-встречных производственники постоянно за­дают вопросы о международной жизни, последних событиях в на­шей стране. Поэтому и возникла мысль о создании новых кружков по текущей политике.

В эти кружки уже записалось триста пятьдесят человек. Они станут заниматься в восьми круж­ках. Кружками будут руководить пропагандисты гг. Крыш, Кудрицкий, Гаранский, Русанов, Коровяковский, Филатов и другие. Пер­вое занятие будет посвящено девяностолетию со дня рождения В. И. Ленина. Пропагандисты по­бывали во многих библиотеках, читальных залах, подобрали инте­ресные материалы о жизни вели­кого вождя революционного дви­жения, поэтому слушатели из их докладов смогут почерпнуть для себя много нового, полезного.

Г. КОНОВАЛОВ, секретарь партийного бюро листопрокатного цеха.

В увольнении

Пятница, Март 4, 1960

Улицы города-порта полны обычным шумом: тренькают, пробегая, трамваи, то там, то сям слышны предупреждающие гудки автомобилей, где-то в про­сторном небе рокочет самолет, над бухтой тяжело плывут гудки па­роходов.

Матрос Семен Петров сидит на подножия остроконечного памят­ника воинам, павшим, как это на­писано на медной окислившейся табличке, при освобождении Ку­рильских островов. С улицы па­мятник не виден — густая, но уже начавшая желтеть листва низко­рослых деревцев, заслоняет его.

Уходить отсюда не хочется. Да, правду говоря, и некуда. С Шурой поссорился, а одному гулять не интересно. Может, сходить, поми­риться…

Жила Шура в конце города, за сопкой в аккуратном уютном домике, на черепич­ной крыше которого нивесть для какой цели торчит детский жестяный флюгерок петушком. Когда он провожал ее в первый раз, Шу­ра мало говорила о себе, а все больше об отце. Наверное, чтобы найти общую тему — ее отец то­же моряк, хотя и не военный. Да­же недавно терпел кораблекруше­ние на судне американской по­стройки, который разломило по­полам, как раз по мидель-шпанго­уту…

—- А сейчас он на каком слу­жит? — спросил Петров.

Шура еще начала говорить что — то об отце и о больнице, которую ока навещает, но Петров мало ин­тересовался ее отцом — он боль­ше глядел на девушку. Все в ней нравилось ему: и коротенькие бро­ви над тихими серыми глазами и наклон головы. Даже веснушки и осторожность в выборе темы раз­говора делали ее по особому при­влекательной.

У калитки Шуриного домика, над которой нависали ветки топо­ля, стояла скамейка с железными трубчатыми ножками и без спин­ки, но ни Шура, ни Петров не догадались сесть на нее, а стояли рядом, разговаривали.

Петров спохватился, когда ста­ло темнеть — он был уволен только до десяти часов. Прощаясь, торопливо подал руку и сказал, что в следующее воскресенье бу­дет ждать ее здесь, у дома, в семь местного.

А если мне будет некогда?— немножко кокетливо спросила Шу­ра, но по взгляду больших серо-­синих глаз и улыбке, застенчивой и какой-то милой, Петров понял, что она обязательно найдет время.

Привет влюбленным—встре­тил Петрова ленивым восклицани­ем дневальный по кубрику широ­коскулый матрос Свинцов Роман по прозвищу «какие сапоги».

Не опоздал?

Нет, как раз успел, —доволь­но ответил Петров, усаживаясь ужинать.

Ну, еще успеешь опоздать,— доверительно пообещал Роман, —С девушкой познакомился? Ну, значит, заставит. А потом бороду приклеит…

—Почему же непременно «при­клеит»? — спросил Петров.

Потому что нужен ты ей, как нашему боцману зонтик. Примор­ские девушки знакомятся только с офицерами…

Брось, Свинцов, — недоволь­но сказал старшина Подрезов и привычно потеребил ус, — в При­морье такие же люди, как и везде. И девушки тоже.

—Ну, да, — усмехнулся Роман, —а как у меня получилось, не зна­ешь что ли?

Роман долгое время встречался с девушкой, а та совершенно не­ожиданно для него вышла замуж за лейтенанта-медика с соседнего корабля.

Ну, в семье не без урода,— заметил старшина.

—Нет, все Одинаковые, шаб­лонные, — заключил Роман.

Петров тоже возражал, но был очень удивлен. Шуры не оказалось на месте, когда он пришел в сле­дующее воскресенье. Это его оби­дело. Разом вспомнилось предо­стережение Романа. Петров хотел уйти, но неожиданно для себя толкнул калитку и, войдя во двор, постучал в дверь.

Открыла Шура. Она растерян­но глянула на Петрова, потом из­винилась за опоздание.

Я сейчас выйду, — сказала она, — ты посиди на скамейке.

(Окончание в след. номере).

Это поможет цеху

Пятница, Март 4, 1960

В проволочно-штрипсовом цехе состоялось комсомольское собра­ние. С докладом «Задачи комсо­мольской организации цеха во втором году семилетки» высту­пил член бюро ВЛКСМ В. Попов. Основной нитью доклада было участие комсомольцев в работе но автоматизации и механизации про­изводственных процессов.

Внимательно слушали собрав­шиеся комсомольца стана «301» № 2 Ю. Герасимова, который рас­сказал, что молодые рабочие их группы во время рейда подали, уже 11 предложений. Причем, в перспективе у них имеется еще несколько интересных мыслей. Группа обязуется сдавать ежемесячно по 50 тонн металлолома.

Не менее важным вопросом, поднятым на собрании, был вопрос о работе общественно-конструк­торского бюро. В общественно ­конструкторском бюро изъявили желание работать С. Глазков, Ю. Кузьмин, Н. Гуржий, В. Попов, В. Рекечпнский и другие комсо­мольцы.

В. ПОТАШНИКОВ, секретарь бюро ВЛКСМ проволочно-штрипсового цеха.