Архив газеты "Магнитогорский метал" за март 1960 годa » Blog Archive » В увольнении

В увольнении

Улицы города-порта полны обычным шумом: тренькают, пробегая, трамваи, то там, то сям слышны предупреждающие гудки автомобилей, где-то в про­сторном небе рокочет самолет, над бухтой тяжело плывут гудки па­роходов.

Матрос Семен Петров сидит на подножия остроконечного памят­ника воинам, павшим, как это на­писано на медной окислившейся табличке, при освобождении Ку­рильских островов. С улицы па­мятник не виден — густая, но уже начавшая желтеть листва низко­рослых деревцев, заслоняет его.

Уходить отсюда не хочется. Да, правду говоря, и некуда. С Шурой поссорился, а одному гулять не интересно. Может, сходить, поми­риться…

Жила Шура в конце города, за сопкой в аккуратном уютном домике, на черепич­ной крыше которого нивесть для какой цели торчит детский жестяный флюгерок петушком. Когда он провожал ее в первый раз, Шу­ра мало говорила о себе, а все больше об отце. Наверное, чтобы найти общую тему — ее отец то­же моряк, хотя и не военный. Да­же недавно терпел кораблекруше­ние на судне американской по­стройки, который разломило по­полам, как раз по мидель-шпанго­уту…

—- А сейчас он на каком слу­жит? — спросил Петров.

Шура еще начала говорить что — то об отце и о больнице, которую ока навещает, но Петров мало ин­тересовался ее отцом — он боль­ше глядел на девушку. Все в ней нравилось ему: и коротенькие бро­ви над тихими серыми глазами и наклон головы. Даже веснушки и осторожность в выборе темы раз­говора делали ее по особому при­влекательной.

У калитки Шуриного домика, над которой нависали ветки топо­ля, стояла скамейка с железными трубчатыми ножками и без спин­ки, но ни Шура, ни Петров не догадались сесть на нее, а стояли рядом, разговаривали.

Петров спохватился, когда ста­ло темнеть — он был уволен только до десяти часов. Прощаясь, торопливо подал руку и сказал, что в следующее воскресенье бу­дет ждать ее здесь, у дома, в семь местного.

Страницы: 1 2

Комментировать